Поправки в закон О защите прав потребителей

Поправки в закон "О защите прав потребителей" вступили в силу

Комментарий
к принятым последним изменениям в потребительском законодательстве

 

         25 октября 2007 г. Президент подписал Федеральный закон "О внесении изменений в закон Российской Федерации  "О защите прав потребителей" и часть вторую Гражданского кодекса  Российской Федерации". Законопроект готовился более года. Его с нетерпением ждали миллионы российских потребителей, поскольку он направлен на ликвидацию ряда «дыр» в действующем законодательстве, позволяющих недобросовестным предпринимателям нарушать законные права и интересы граждан. Он также важен и для предпринимательского сообщества, поскольку делает более прозрачными их отношения с потребителями.

Из наиболее существенных изменений в законодательстве следует обратить внимание на следующие.

В настоящее время, когда все большее число покупок персонифицируется (расширился перечень товаров, при продаже которых  требуется указание данных о покупателе, широкое распространение получили расчеты банковскими карточками, покупки товаров в кредит) формулировка названия статьи 18 (Последствия продажи товара ненадлежащего качества) и ее первого абзаца п. 1, где сказано: «потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, …вправе…»,  стала использоваться продавцами для отказа в удовлетворении требований потребителям, не являющимися непосредственными покупателями товара ненадлежащего качества. Теперь название статьи «Права потребителя при обнаружении в товаре недостатков» и текст указанного  абзаца   «потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, …вправе…»   позволяют потребителю в полном соответствии с его определением, данном в преамбуле закона, воспользоваться всеми правами, установленными статьей 18.

         Анализ показывает, что сегодня  наиболее часто нарушаются права потребителей при гарантийном обслуживании бытовой и электронной техники. Сроки устранения выявленных дефектов растягиваются на многие месяцы. Заменить неисправный товар становится невозможным, поскольку он объявляется дорогостоящим, а в этом случае для замены надо выявить в товаре существенный недостаток. К тому же в последнее время сложилась судебная практика, когда и требование вернуть деньги за  вышедший из строя товар также стало обуславливаться наличием в нем существенного недостатка. В законе дано определение, что существенный недостаток – это неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени. Однако что можно считать несоразмерными расходами или затратами времени – определяет предприниматель. Вот и получалось, что доказать существенность недостатка потребителю удается далеко не всегда. С учетом всего этого в принятых поправках в статье 20 жестко регламентируется максимальное время на гарантийный ремонт – 45 дней. Если в этот срок не уложились, то потребитель вправе предъявить  другое требование, предусмотренное законом: например, заменить товар ненадлежащего качества  на другой товар или же потребовать вернуть уплаченные за него деньги.  Также обговорена и ситуация, когда в товаре в течение гарантийного срока выявляются разные недостатки, также требующие устранения. Теперь, в статье 18 записано, что если срок устранения различных недостатков в течение одного года гарантийного периода в совокупности превысит 30 дней, у потребителя также появляется право на предъявление других требований.

   У некоторых предпринимателей и защитников прав потребителей возникает вопрос, а нет ли противоречия в сроках гарантийного ремонта, установленных в статьях 18 и 20?  Не является ли основанием для автоматического предъявления  потребителем другого требования, если  сервисная служба предлагает, например,  устранить  недостаток в  товаре в течение 30-40 дней? Это не так. Ведь в  статье 18 право на замену или возврат технически сложного товара возможно при превышении  тридцати дней его нахождения в гарантийном ремонте вследствие неоднократного устранения его различных недостатков. То есть у предпринимателей появилось право на хотя бы один ремонт в пределах гарантийного срока товара.

Однако реализация  этого  права возможна лишь по истечении 15 дней после продажи технически сложного товара, поскольку в пределах этого срока принятые поправки в статью 18 позволяют потребителю  возвратить  или заменить технически сложный товар ненадлежащего качества без выявления в нем существенного недостатка (не надо путать с правом потребителя на обмен товара надлежащего качества на аналогичный, если он не подошел по размеру, цвету, фасону и т.п. – это право у потребителя осталось). Тем самым  упростилась для потребителя возможность вернуть только что приобретенный  товар с несущественным недостатком. А ведь многим  из нас приходилось  сталкиваться с крайне обидной  ситуацией – не успеешь купить товар, а он уже не работает. А в замене или возврате вам отказывают – только ремонт. И начинаются многомесячные хождения по «мукам».

         В то же время «свое» получили и добросовестные предприниматели. В новой редакции закона разрешена существовавшая коллизия между правом потребителя отказаться от исполнения договора купли-продажи товара ненадлежащего качества при любом выявленном недостатке и возможностью его замены на аналогичный товар лишь при наличии существенного недостатка. Теперь замена технически сложного товара и возврат денег за него  по истечении 15 дней после продажи возможны только при обнаружении существенного недостатка.

         В законе исключено понятие «дорогостоящий» товар, поскольку оно фактически лишало возможности досудебного урегулирования спора. Ведь определение, относится данный товар к дорогостоящим или нет, всецело зависело от решения судьи. Вот и получалось, что один и тот же товар в зависимости от материального положения потребителя в одном случае считался дорогостоящим и для его замены требовалось наличие существенного недостатка, а в другом требования потребителя удовлетворялись без проблем.

         Столь существенные изменения в законе потребовали внести уточнения и дополнения в статью 503 ГК РФ. В частности, структура и содержание данной  статьи  ГК увязаны с сопряженной с ней статьей 18 закона «О защите прав потребителей». Кроме того статью 503 ГК включено дополнение, оговаривающее, что правила, предусмотренные настоящей статьей, применяются, если законами о защите прав потребителей не установлено иное.

         Еще одна проблема, которую должен разрешить принятый закон, связана с тем, что  потребитель,  передавший в гарантийный ремонт   товар, не получал полной информации о том,  какие недостатки в нем  были выявлены и каким образом  были устранены. Соответственно в дальнейшем судьба товара ставилась в зависимость от квалификации и порядочности сервисной службы. Поэтому, если в дальнейшем в товаре выявлялись недостатки, установить их причину, наличие или отсутствие в этом вины изготовителя, СЦ  либо потребителя становилось затруднительно. По новой норме закона сервисная служба при выдаче товара из гарантийного ремонта обязана предоставить потребителю в письменной форме подробную информацию о выявленных недостатках, об использованных запасных частях и т.п.

         Больным вопросом для предпринимателей и потребителей было удовлетворение требований о выдаче на время замены или ремонта товара ненадлежащего качества аналогичного товара. Неопределенность этого понятия часто приводила к конфликту интересов: некоторые потребители требовали предоставить на подмену точно такой аппарат, который был сдан в ремонт, а некоторые продавцы на подмену мобильного телефона со многими «навороченными функциями» (фото, Интернет и т.п.) предлагали устаревшую модель «с одной кнопкой». Понять можно позицию и тех и других. Естественно, что сервисные службы не могут иметь в подменном фонде весь товарный ассортимент, а конкретному потребителю необходима модель телефона с функциями, которые сервис не считает основными.  В принятом   законе в статьях 20 и 21 теперь записано,  что товар, предоставляемый на подмену, должен обладать «этими же основными потребительскими свойствами». А информацию об основных потребительских свойствах товара согласно статье 10 должна быть предоставлена потребителю в обязательном порядке. То есть у обеих сторон есть возможность на основании объективных данных, содержащихся  в  техдокументации о товаре,  определиться с подменой, избежав  конфликта.

         Новая редакции закона пресекает еще одну уловку недобросовестных предпринимателей, направленную на затягивание сроков удовлетворения законных требований потребителя. При обращении потребителя с вышедшим из строя товаром ему предлагается товар сначала отправить на экспертизу, а потом по ее результатам заявлять какое-либо требование. Потребитель подписывает заявление о направлении на экспертизу и попадает в ловушку. Дело в том,  что закон предусматривает ряд возможных требований потребителя по защите его прав, на удовлетворение которых устанавливается определенный срок. На возврат денег 10 дней, на замену товара до 20 дней и т.д. Но в  законе сроки на проведение экспертизы прямо  не определены, право потребителя на предоставление  ему безвозмездно аналогичный товар на подмену возникает у него лишь при требовании ремонта или замены товара ненадлежащего качества. В результате потребителю на время проведения экспертизы по формальным основаниям отказывали в подмене, срок нахождения товара на экспертизе мог продолжаться бесконечно долго. Иногда, если поломка носила  не очень сложный характер, товар ремонтировался, а потребителю заявляли, что дефекта не было. Поскольку потребителю также отказывали и в возможности присутствовать при экспертизе,  проверить, какие манипуляции с его товаром были произведены, он не мог. Теперь в законе четко записано, что экспертиза товара проводится в сроки, установленные статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона для удовлетворения соответствующих  требований потребителя, а потребитель вправе присутствовать при проведении экспертизы товара.

         Принятые поправки значительно повышают ответственность продавцов, несвоевременно передающих потребителям предварительно оплаченный товар. Прежде ответственность продавца за это нарушение регулировалась договором либо статьями 395 и 487 ГК РФ, и  за задержку с доставкой товара на два-три месяца потребитель был вправе требовать неустойку в размере двух-трех, в лучшем случае шести-девяти процентов от суммы предоплаты, чем и пользовались недобросовестные продавцы. По новым нормам статьи 23.1 размер пени должен составить 0,5 %  за день просрочки. Таким образом, наказание становится весьма ощутимым – нарушителю придется за задержку поставки товара на  те же два-три месяца  возместить уже 30-45 % от предварительно уплаченной за недопоставленный товар суммы.

         Однако для чистоты применения данной нормы понадобилось маленькое добавление в пункт 4  статьи 487 ГК РФ позволяющий устанавливать размер неустойки не только ГК или договором, но и  законом.

         Принятие закона проходило весьма не просто.         Еще перед самым вторым чтением законопроекта в Государственной Думе возбудились банкиры, которых сильно напугала поправка, обязывающая  раскрывать более полную информацию об условиях потребительского кредита. Известно, что банки всеми возможными средствами стараются скрыть от заемщика истинный размер будущих выплат по кредиту. Предлагают, например, кредит за  12 % годовых, а на деле оказывается, что для его погашения потребуется заплатить все 65 %. Рекомендуют минимальный размер уплаты по кредиту, а спустя два года потребитель с удивлением и случайным образом узнает, что его долг банку не уменьшился, поскольку все это время он погашал не сам кредит, а проценты и дополнительные услуги по нему. Тем не менее, поправка, обязывающая при продаже товаров  в кредит в обязательном порядке  предоставлять потребителю информацию о размере кредита, полной сумме, подлежащей выплате потребителем, и график погашения этой суммы, была принята.

         Сильнейшее сопротивление вызвала поправка, направленная  на упорядочение предоставления информации о содержании в продуктах питания ГМО. В прежней редакции закона количественный порог наличия ГМО, начиная с которого, информация об этом  должна быть предоставлена в обязательном порядке, не был установлен. Поэтому изготовители и продавцы, используя импортное сырье или товары, на которых отсутствует маркировка о присутствии в  них ГМО, даже при соблюдении европейского и отечественного стандарта формально  становились нарушителями закона. Этим охотно  пользовались экстремисты-экологи, проводя показательные акции по демонстрации в магазинах товаров-нарушителей. Можно предположить, что эти действия были не всегда бескорыстны и могли использоваться в конкурентной борьбе транснациональными компаниями – производителями химических средств защиты растений на потребительском рынке. Принятая поправка обязывает производителей информировать путем маркировки на упаковке потребителей о наличии в продуктах генно-инженерно-модифицированных организмов в случае, если их содержание в соответствующем компоненте составляет более 0,9 процентов, что соответствует российским и европейским нормам, в соответствии с которыми содержание в пищевых продуктах  компонентов, полученных с применением ГМО, менее указанного уровня является случайной или технически неустранимой примесью.

         С введением закона о техническом регулировании действующие Госты и ТУ носят  обязательный характер  лишь в части     требований к безопасности и идентификации товаров.  В результате  многие нарушения  требований стандартов формально перестали считаться недостатком, исходя из его определения, данного в преамбуле закона. Например, изготовители или продавцы облезлую  в течение гарантийного срока с автомобиля краску   не считали  недостатком, хоть  это и не соответствовало требованиям Госта. В новой редакции качество товара (услуги, работы) должно соответствовать не только договору либо обязательным требованиям, предусмотренным законами или в установленном ими порядке, но и  обычно предъявляемым требованиям, под которыми в том числе  следует  понимать действующую техническую документацию.

         Закон предоставляет потребителю право возвращать товар ненадлежащего качества также и импортеру, повышая ответственность последнего за поставки товаров надлежащего качества.

         В новой редакции закона разрешена существовавшая коллизия, при которой право потребителя назначать разумный срок устранения недостатков выполненной работы (услуги) было обусловлено необходимостью указания назначенного им срока  в договоре или ином документе, подписываемом сторонами, что фактически давало возможность исполнителю диктовать удобные ему сроки. Теперь потребитель  вправе указать  срок устранения недостатка также и в заявлении, направленном потребителем исполнителю.

             Принятый закон уточняет в ст. 497 ГК РФ процедуру продажи товаров по образцам и дистанционный способ продажи товаров, что снимает формальные противоречия между ст.26.1 закона «О защите прав потребителей», устанавливающей признаки,  порядок дистанционного способа продажи, права и ответственность продавцов и потребителей, и ст. 497 ГК РФ, в которой были смешаны признаки дистанционной продажи и продажи товаров по образцам, имеющих разные правовые последствия при отказе от исполнения договора купли-продажи.

            В законе статьи 26 и 38 объявлены утратившими силу. Однако сделано это было вовсе не из-за желания отобрать право у  Правительства утверждать правила продажи отдельных видов товаров, бытового и иных видов обслуживания. Дело в том,  что еще в ноябре 2006 года п. 2 статьи 1 закона был дополнен абзацем следующего содержания: «Правительство Российской Федерации вправе устанавливать правила организации деятельности по продаже товаров (выполнению работ, оказанию услуг) потребителям».  Таким образом, введенная в силу еще  год назад и более емкая по своему содержанию  норма фактически сделала указанные статьи ненужными.

         Вступление закона в силу было отложено на 45 дней, чтобы дать возможность изготовителям, продавцам, сервисным службам заранее подготовиться к новым требованиям. Полтора месяца на перестройку работы в связи с новыми требования законодательства – это, конечно, не много, но для тех продавцов  и исполнителей работ, которые и  раньше ориентировались на добросовестное исполнение требований закона, доброжелательное отношение к потребителям, - вполне достаточное.

 Вместе с тем, чтобы не получилось «как всегда» в России, когда строгость закона компенсируется необязательностью его исполнения, Союз потребителей России намерен в течение ближайших двух-трех месяцев провести массовую общероссийскую акцию по проверке готовности предприятий потребительского рынка  работать в новых условиях. В ходе акции будут проверены полнота информации об условиях договоров на покупку товаров в кредит, приведены ли  в соответствие формы гарантийных талонов, квитанций для проведения гарантийного ремонта, документов, которые теперь обязан предоставлять сервис потребителю по завершении гарантийного ремонта, договоров купли-продажи товаров с предварительной оплатой.